Новые статьи




ДРЕВНИЙ ИРАН И МАЛАЯ АЗИЯ. Часть 1
Древний восток


ИСТОРИЯ УРАРТУ

История страны Урарту имеет большое значение для изучения жизни древнейших народов, населявших территорию Советского Союза. Она теснейшим образом связана с древней историей Кавказа.

Государство Урарту находилось на большом нагорье, расположенном между Малой Азией, северо-западной окраиной Ирана и Северным Двуречьем. Таким образом, в состав Урарту входили довольно значительные области Закавказья — территории Армянской ССР и Южной Грузии. Восточная часть Урарту была расположена между тремя большими озёрами — Ваном, Урмией и Севаном (Гокча). Северная часть Урарту находилась в бассейне Аракса и южных притоков Куры.

Территория Урарту со всех сторон была защищена горными хребтами и поэтому представляла естественные удобства для успешной защиты населения от набегов соседних племён и грабительских завоевательных походов, главным образом ассирийских царей. Природные условия этой страны довольно разнообразны. Вся территория перерезана многочисленными горными кряжами, достигающими обычно высоты 2 000—4 000 м. Над ними возвышаются отдельные массивы и вершины, покрытые вечным снегом (Большой Арарат — 5 156 м). Перевалы через эти горные цепи расположены довольно высоко и зимой часто бывают покрыты снегом. На Среднем Кавказе только очень немногие перевалы расположены ниже 3 тыс. м.

Горы покрыты лугами, а отчасти лесом, причём верхняя граница леса проходит на довольно большой высоте, приблизительно от 2 500 до 2 600 м над уровнем моря. Так, в районе Арарата леса встречаются на высоте до 2 500 м. Долины больших рек — Аракса и Арацани — местами расширяются до довольно значительных плодородных низменностей (Араратская равнина, Мушская низменность). Некоторые нагорья представляют собой степи, кое-где переходящие в полупустыни. Эти большие территории, несмотря на наличие родников, почти лишены растительности и малоплодородны. Но в тех местах, где население создало оросительную систему, почва даёт возможность людям заниматься земледелием. Отличительной чертой природы Армянского нагорья является наличие ряда озёр, среди которых озёра Урмия и Ван не имеют стока и потому обладают солёной водой (вода Урмийского озера имеет 14—23% соли). Озеро Севан (Гокча) лежит на большой высоте; имея сток, оно отличается своей пресной водой и изобилует рыбой. Основные естественные богатства Урарту — камень, лес и металлы. Особенное значение имели месторождения меди, железа, свинца и олова, которые обусловили высокое развитие металлургии.

Население

Во втором тысячелетии до н.э. на территории Закавказья и прилегающих областей Малой Азии, Северного Двуречья и горных районов к северо-востоку от Тигра жили племена, которые входили в семью древнейших народов северной части Передней Азии. Эти племена были родственны протохеттам и хурритам. В ассирийских надписях встречается целый ряд названий, служивших для обозначения горной страны, расположенной к северу и северо-востоку от собственно Ассирии, и тех многочисленных племён, которые населяли. Чаще всего упоминаются названия “Наири” и <”Уруатри” (Урарту), которые охватывали обширные территории и ряд племён, объединённых в союзы. Возможно, что название “Наири” родственно тому слову “Нахарина”, при помощи которого египтяне и семитские племена Сирии и Палестины обозначали “страну рек”, лежавшую к северо-востоку от среднего течения Евфрата.

Урарты образовали союз племён Уруатри, который затем превратился в могущественное государство Урарту. Реакционные буржуазные историки утверждают, что урарты пришли с запада в результате большого переселения (миграции) народов. Однако эта теория миграции не может быть доказана на основании документов. В надписях не сохранилось каких-либо прямых и точных данных о легендарной “прародине” урартов, расположенной к западу или где-либо вдали от Закавказья. С другой стороны, древние и современные географические названия гор, озёр и племён Закавказья восходят к глубокой урартской древности. Так, например, название горы Арарат и племён алародийцев, упоминаемых древнегреческими писателями, очевидно, связано с названием страны Урарту и племени урартов. Древнее название страны Биайна сохранилось в обозначении озера Ван. Возможно, что в районе Эрзерума и верховьев Евфрата жило близкое к урартам племя диаухов, которое древнегреческие историки, как, например, Ксенофонт, называли таохами. Таким образом, урартские племена были исконным населением Закавказья, прочно обитавшим на этой территории с глубокой древности.

Хозяйственная жизнь, племенные союзы, древнейшие государства (диаухов, урартов, манейцев), культура, религия и язык древних урартов были, несомненно, связаны с жизнью соседних народов, хеттов, хурритов и главным образом древнейших народов Закавказья. Об этом ясно говорят как надписи, так в особенности археологические памятники, например расписная керамика из Кизыл-Ванка, которые указывают на то, что в Закавказье со времён глубокой древности жили племена в условиях оседлого земледельческого быта. Однако вся культура урартов носила ярко выраженный самобытный характер и развивалась вполне самостоятельно.

Племена урартов, весьма возможно, были родственны племенам, населявшим северную часть Передней Азии в более позднее время. Советские учёные в своих исследованиях показали, что армяне являются потомками и наследниками одного из племён, населявших Закавказье в последний период существования Урартского государства, решительно отвергнув утверждения буржуазных историков, доказывавших приход армян в Закавказье из Западной Европы. В различных районах Грузинской ССР и в значительной степени в Армении были найдены развалины урартских поселений, урартские надписи и памятники материальной, культуры, которые ясно указывают на то, что культура современных народов Закавказья в своих древнейших истоках восходит к урартской эпохе. Весьма возможно, что предками древних армян и грузин были племена, родственные и близкие древним урартам.

Язык и культура урартов оказали влияние на соседние народы, а также на те народы, которые населяли впоследствии территорию государства Урарту. Ассирийцы заимствовали некоторые урартские слова. Наречия армян, живущих доныне около озёр Ван и Урмия, сохранили некоторую близость к фонетическому строю урартского языка. Одновременно с этим установлено родство урартского языка с картвельскими языками, на которых до сих пор говорит население Грузии. Современные языки народов Закавказья восходят к периоду родового строя. В это время возникает основной словарный состав и грамматический строй языков древнейших народов Закавказья, близких и родственных урартским племенам. Таким образом, на территории СССР находился древний очаг своеобразной и вполне самобытной культуры, созданной творчеством урартского и родственных ему народов Закавказья, входивших в группу древнейших народов северной части Передней Азии.

Историография

Основными источниками знания об Урарту являются клинописные тексты, найденные на территории Закавказья и в соседних странах.

Хотя до сих пор известно лишь около 350 урартских надписей, всё же они дают существенный материал, особенно для политической истории урартов. Наиболее крупными и особенно важными среди этих надписей являются хорхорская надпись Аргишти I и большая надпись Сардури II. Обе надписи являются своего рода летописями. В хорхорской надписи описываются политические события, главным образом военные походы царя Аргишти, упорно боровшегося с Ассирией и рядом соседних народов. В большой надписи Сардури II, открытой экспедицией Русского археологического общества в Ван, в 265 строках повествуется о тех войнах, которые этот урартский царь и завоеватель вёл в течение 8 лет. Надпись Сардури II представляет особенно большой исторический интерес, так как она относится ко времени расцвета Урартского государства — к VIII в. до н. э., когда оно стало брать верх над своим постоянным соперником — Ассирией. В урартских надписях говорится и о походах урартов в некоторые области Закавказья и в другие соседние страны.

В других, более кратких надписях описывается строительство крупных сооружений государственного значения — крепостей, храмов, дворцов и каналов. Некоторые надписи содержат интересные сведения для изучения религии урартов. Так, например, в одной надписи, сохранившейся в нише скалы около Вана (“Дверь Мхера”) и относящейся к IX в. до н. э., содержится перечень урартских божеств и приносившихся им жертв. К сожалению, иных надписей, в частности юридических, бытовых, хозяйственных и литературных текстов, не сохранилось, за исключением лишь нескольких недавно найденных в Кармир-Блуре урартских надписей на шлеме и бронзовых сосудах, а также надписей на нескольких фрагментах глиняных табличек из Топрах-Кале и из Кармир-Блура, которые содержат отдельные счётные записи.

Ряд урартских надписей хранится в советских музеях (в Тбилиси и в Ереване). Некоторые из этих надписей были найдены на территории Советского Союза.

Большое значение для изучения политической истории Урарту имеют ассирийские надписи. Они дают некоторое представление о древнейшей истории урартов с XIII до IX в. до н. э. Например, надписи Салманасара III проливают свет на историю возникновения Урартского царства. Особенную ценность для изучения истории Урарту представляют надписи ассирийского царя Саргона II, в которых описываются его урартские походы, в частности крупный поход 714 г. Сложные взаимоотношения, существовавшие между Ассирией и Урарту в VIII—VII вв. до н. э., нашли своё отражение в целом ряде ассирийских надписей, в частности в переписке ассирийских царей со своими чиновниками. Несомненно, большое количество ценных данных, касающихся истории Урарту, могли бы дать хеттские надписи. Однако эти надписи ещё очень мало изучены под этим углом зрения.

Памятники материальной культуры дают возможность изучать уровень развития техники, некоторые стороны хозяйственной жизни, быт и искусство урартов. Хотя настоящие раскопки производились лишь в центре древнего государства, в Ване, а также в северной части страны (раскопки Б. Б. Пиотровского в Кармир-Блуре, около Еревана), всё же обнаруженные и сохранившиеся памятники материальной культуры представляют большой исторический интерес. Среди них следует отметить орудия труда (сошники, топоры, вилы, ножи, жернова), оружие (мечи, наконечники стрел, щиты, шлемы), керамику, произведения художественного ремесла и искусства (скульптура, бронзовые статуэтки и сосуды), наконец, предметы религиозного культа. Памятники материальной культуры древних урартов дают яркое представление об уровне развития техники, в частности металлургического производства. Разнообразные предметы быта, найденные во время раскопок на территории Кавказа в целом, дают возможность детально изучить экономику, технику и материальную культуру древнейших народов Кавказа в третьем — первом тысячелетиях до н. э. и установить их взаимоотношения с племенами Урарту и соседних стран.

Некоторый, порой ценный, материал даёт изучение обычного права, быта и фольклора народов современного Кавказа. Нартский эпос, древнеармянская эпическая поэма “Давид Сасунский”, разнообразные легенды, предания, сказки и песни кавказских народов сохранили много пережитков далёкой старины, возможно, восходящих к урартской эпохе. Такие же отголоски далёкого прошлого сохранились и в знаменитом историческом труде древнеармянского писателя Моисея Хоренского.

Уже в начале XIX в. путешественники и археологи стали проявлять интерес к изучению археологических памятников Армении. В 1828—1829 гг. Шульц обследовал Ванский район, описал некоторые памятники древности и скопировал ряд клинообразных надписей. Первая попытка прочесть ванские надписи была сделана в 1848 г. Хинксом. Однако эта попытка не дала ощутительных результатов. Более серьёзное значение имели работы Сэйса, который в 1882 г. дал первую сводку ванских надписей, снабжённую посильным переводом. Приблизительно в эти же годы Рассам производил раскопки в Топрах-Кале, около Вана, не давшие особенно значительных результатов. В самом конце XIX в. Леманн-Гаупт и Бельк собрали в Армении большое количество урартских надписей. На основании этих документов Леманн-Гаупт посвятил ряд работ истории и культуре Урарту. В этих трудах он отметил высокое развитие металлургии, значение мегалитической архитектуры и связь урартов с картвельскими народами Закавказья. Однако его характеристика социально-экономических отношений и формы государства Урарту, которую он называет теократической, не выдерживает серьёзной научной критики. Буржуазные историки в своих общих и специальных работах обычно уделяли мало внимания истории Урарту. Считая, что урарты явились с запада в результате большого переселения народов и что урартская культура находилась под влиянием хеттской и ассирийской, они нередко указывали на то, что “культурно отсталый и разбойничий” народ урартов лишь “мешал” ассирийским царям в организации их мощного государства и потому подвергался с их стороны “репрессиям”. Эти тенденциозные взгляды реакционных историков антиисторичны, Урарты были исконным народом Закавказья, который со времён глубокой древности создал свою самобытную культуру и впоследствии своё государство. В течение ряда веков урарты вели упорную борьбу за свою независимость, защищая свою страну от нашествия ассирийских завоевателей.

Большой вклад в дело изучения истории Урарту сделали русские и советские учёные—археологи, лингвисты и историки. Ещё во второй половине XIX в. К. П. Патканов посвятил специальную работу клинообразным урартским надписям, найденным на территории России. А. С. Уваров и А. А. Ивановский произвели ряд разведок, раскопок и обследований в Закавказье, которые вызвали живой интерес к ещё мало изученной ванской культуре. Крупнейший русский археолог своего времени М. В. Никольский произвёл на месте специальное обследование археологических и эпиграфических памятников Закавказья и издал в специальном труде сводку урартских надписей, найденных в Закавказье. Этот труд М. В. Никольского имел в своё время большое научное значение, ибо он заложил основы русского урартоведения. Среди армянских специалистов, собиравших и издававших клинообразные надписи, следует отметить Месропа Смбатянца. Начиная с 1916 г. русские археологи произвели ряд крупных археологических работ в Закавказье. И. А. Орбели раскопал в одной из ниш Ванской скалы ценнейшую надпись с текстом летописи Сардури II, а Н. Я. Марр произвёл раскопки в Топрах-Кале. Впоследствии советские археологи обследовали циклопические крепостные сооружения Закавказья. За последние годы особенный интерес представляли раскопки древней крепости и города Тейшебаини на месте Кармир-Блура, производившиеся в, 1939—1951 гг. около Еревана Б. Б. Пиотровским. В 1947—1950 гг. был обследован и частично раскопан холм Арин-берд около Еревана, где в развалинах урартской крепости были обнаружены остатки стенной росписи и две клинообразные надписи с именами урартских царей Аргишти I и Сардури II (VIII в. до н. э.). Крупнейшим достижением советских учёных является установление тесной связи между историей, культурой и языком урартов и древнейших народов Кавказа. Некоторый свет на эти сложные проблемы пролили раскопки, произведённые Б. А. Куфтиным на Кавказе, главным образом в Грузии, в частности в Триалети, а также раскопки Самтаврского могильника (А. Калавдадзе).

Советские учёные подвергли разностороннему изучению историю, культуру и язык урартов. Б. Б. Пиотровский в своих трудах описал материальную культуру и политическую историю Урарту, в частности взаимоотношения Урарту с Ассирией, а также касался соответствующих вопросов этногенеза. Г. А. Капанцян посвятил целый ряд ценных трудов изучению истории и культуры Урарту, в частности проблеме взаимоотношений Урарту и древней Армении. Г. В. Церетели принадлежит тщательное издание урартских надписей, хранящихся в Государственном Музее Грузии (Тбилиси). Ряд интересных материалов опубликовал в своих статьях Г. А. Меликишвили.

Изучению урартского языка и переводам урартских надписей были посвящены многочисленные работы Н. Я. Марра и И. И. Мещанинова.

Создание государства

Первые сведения об урартах относятся лишь к XIII в. до н. э., однако многочисленные раскопки позволяют изучить культуру древнейших народов Закавказья, среди которых в середине второго тысячелетия до н. э. оформился народ урартов, создавший впоследствии своё государство. Эти древние племена, принадлежавшие к хетто-хурритской группе, занимались скотоводством и земледелием. Им были известны мелкий и крупный рогатый скот, свиньи, а с конца второго тысячелетия до н. э. и лошади, на что указывают находки бронзовых удил и более поздние погребения всадника с конём. В речных долинах и прилегающих к ним плодородных районах люди занимались земледелием, которое во многом ещё сохраняло свой примитивный характер. Землю обрабатывали при помощи очень несовершенных орудий, например мотыги, модель которой была найдена в Триалети. Деревянные серпы с кремнёвыми вкладышами только постепенно уступали своё место бронзовым. Сеяли просо, ячмень и пшеницу. Среди ремёсел особенного развития достигли обработка камня и металлургия. Во многих местах Кавказа, в особенности в Цалкинском районе, было “обнаружено множество изделий из обсидиана (вулканического стекла), техника обработки которого восходит к глубокой древности. На широкое применение камня в строительном деле указывает мегалитическая архитектура, образцы которой в виде многочисленных дольменов сохранились да черноморском побережье Кавказа, в частности в Абхазии и в других частях Грузии, наконец, в Азербайджане. К этому же типу сооружений примыкают и древние крепостные стены, сложенные из крупных камней (циклопическая кладка). Во многих местах Закавказья были обнаружены остатки этих древних примитивных крепостей, которые относятся либо к доурартской, либо к урартской эпохе и по своей типичной крупнокаменной кладке тесно связаны с циклопической архитектурой народов северной части Передней Азии, в частности хеттов. В Армении, в частности в районе озера Севан, сохранились остатки древних крепостей. Судя по найденным здесь урартским надписям, эти крепости были центрами урартского политического влияния и господства в областях Закавказья. Но возможно, что некоторые из циклопических крепостей Закавказья были построены ещё в доурартскую эпоху и служили местному населению в качестве убежищ, сперва в период межплеменных войн, а затем для защиты населения от войск урартских царей, неоднократно вторгавшихся в пределы Закавказья.

Особенно высокого расцвета достигла у древнейших кавказских племён металлургия, на что указывают библейские предания, свидетельства античных авторов и в особенности результаты археологических раскопок. Важным центром металлургического производства к северу от Кавказского хребта был Кобанский район, где было обнаружено огромное количество художественных изделий из бронзы, топоры и поясные пряжки, украшенные тонким орнаментом. Крупнейшим центром металлургии в Закавказье был Цалкинский район. Здесь было обнаружено множество металлических изделий, сделанных из меди, бронзы, серебра и золота. Все эти изделия свидетельствуют о большой специализации в области металлургии. Известны были литьё, ковка и паяние. Высокого развития достигло ювелирное искусство. Из глины умели делать различные сосуды, украшенные орнаментом. Из шерсти изготовляли ткани. Судя по некоторым крупным и богатым погребениям, в эту эпоху уже выделилась родовая аристократия. Однако люди ещё жили в условиях родового строя, пережитки которого очень долго сохранялись на Кавказе, в частности у осетин и у сванов.

В плодородной долине реки Аракса и в долинах рек, расположенных к югу от неё, в середине второго тысячелетия до н.э. выделился народ урартов. В XIII в. до н.э., когда Ассирия впервые столкнулась с племенами Урарту, в стране озёр и рек, расположенной к северу от Двуречья, существовал ряд племенных союзов. Одним из таких больших и сильных племенных союзов был союз племён диаухов, который занимал обширную территорию к северо-западу от Ванского озера в районе верховьев Евфрата и далее на север и северо-восток по направлению к Чёрному морю. Ассирийские цари во всех надписях упоминают о борьбе с “царями”, которые, очевидно, были лишь племенными вождями. Урартский союз племён, носивший сперва название “Уруатри”, а потом “Наири”, только в IX в. до н.э. превращается в довольно сильное государство — государство Урарту.

Расширение государства

Рост производительных сил привёл к значительному развитию торговли как внутри страны, так и с соседними странами. Страна Урарту, расположенная между Кавказом, Малой Азией, Северной Месопотамией и Северо-Западным Ираном, могла служить посредником в торговле, объединявшей страны северной части Передней Азия. Раскопки в Закавказье и даже на Северном Кавказе обнаружили целый ряд предметов переднеазиатского происхождения, которые, очевидно, были привезены сюда урартскими торговцами, колонистами или воинами. В закавказских могильниках были найдены бронзовые браслеты, вес которых связан с основной мерой веса Передней Азии — с миной. В могильниках Нагорного Карабаха были обнаружены золотые предметы переднеазиатского происхождения. В Ходжалинском могильнике была найдена агатовая бусина с клинообразной надписью, содержащей имя ассирийского царя Адад-Нирари. Наконец, в египетских надписях говорится, что дерево для изготовления колесниц доставлялось из Нахарины, причём одна сохранившаяся египетская колесница сделана из дерева, доставленного из Урарту. Во время раскопок на Кармир-Блуре было найдено довольно большое количество разнообразных предметов, привезённых из различных иноземных стран. Очевидно, город Тейшебаини, развалины которого были обнаружены близ Еревана, был связан в торговом отношении с целым рядом соседних, а иногда и более далёких стран. Так, здесь были найдены ассирийские цилиндрические печати, металлические изделия и каменные бусы, египетские амулеты и маленькая фаянсовая статуэтка женщины с головой львицы, служившая в качестве подвески или амулета, наконец, даже малоазийские и средиземноморские каменные печати и золотые серьги. Разнообразные египетские предметы были обнаружены в различных районах Кавказа. Так, например, египетские скарабеи, маленькие статуэтки божеств, фигурки лежащего льва, амулеты, бусы, обычно сделанные из фаянса или стекловидной пасты, были обнаружены на территории Армении, Грузии и даже на Северном Кавказе. Хотя некоторые из этих вещей и относятся к более позднему времени, чем урартская эпоха, однако торговые пути, по которым везли эти изделия из далёких стран, были известны уже в начале первого тысячелетия до н.э. Особенно тесные торговые связи соединяли страну Урарту с более северными областями Закавказья. Различные предметы явно урартского происхождения были обнаружены на обширной территории от Арарата вплоть до областей Северного Кавказа. У южной подошвы Арарата был найден могильник, относящийся к концу первого тысячелетия до н.э., с целым рядом предметов урартского происхождения, среди которых выделяются своеобразные урартские печати. Сюда, впрочем, проникали предметы и из более далёких районов, как, например, агатовые бусы, возможно, завезённые с территории Ирана. Наконец, даже на Кубани была обнаружена золотая чаша с изображением зверей, которое выдержано в урартском стиле VII в. до н.э. Всё это указывает на экономические и культурные связи, соединявшие урартов с различными народами и странами Закавказья и даже всего Кавказа в целом.

Развитие хозяйства требовало постоянного притока новых рабов. Урартские цари ведут упорные войны с соседними странами с целью захвата добычи и рабов. Эти войны привели к неизбежному столкновению между Урарту и Ассирией, господствовавшей в северной части Передней Азии и претендовавшей на захват всей торговли и всех ресурсов в этих горных странах. Первые известные походы против “страны Уруатри” предпринимает ассирийский царь Салманасар I в XIII в. до н.э. С этого времени ассирийские цари совершают частые походы против Урарту. Они не ограничиваются захватом богатой добычи, угоном скота и пленников и опустошением страны. Они налагают на побеждённых подати и заставляют их делать “приношения”. Перечисляя в своих титулатурах завоёванные страны, ассирийские цари называют себя иногда не только “царь страны Шубари”, но и “царь всех стран Наири”.

В IX в. до н.э. образуется довольно сильное Урартское государство, которое представляет реальную угрозу для ассирийской торговли и северных границ Ассирийского государства. Салманасару III (859—825 гг. до н.э.) приходится вести долгую и упорную борьбу с урартами, причём ассирийские войска неоднократно проникали в их страну. Салманасар III описывает свои победы над урартами в своей летописи. Яркие картины этих походов, изображения штурма урартских крепостей, увода многочисленных пленников и угона захваченного скота сохранились на бронзовой обшивке Балаватских ворот и на чёрном обелиске, которые относятся именно к этому времени. В результате этих походов ассирийским войскам удалось проникнуть вплоть до северной части страны Урарту, к истокам рек Евфрата и Аракса, пробиться к озёрам Ван и Урмия и опустошить большие области. Однако ассирийцам не удалось полностью разгромить страну Урарту. В непрерывных боях с ассирийцами укрепилось государство Урарту, вокруг которого объединился целый ряд племён. Урартский царь Сардури I сумел дать отпор ассирийским войскам. При нём была построена неприступная крепость у Ванской скалы. Сардури I, возглавивший государство Урарту, гордо называет себя “царь великий, царь могучий, царь вселенной, царь страны Наири, царь царей”. Урартские цари Ипшуина и Менуа, правившие в конце IX в. и в начале VIII в., закладывают основы будущего могущества Урартского царства.

Цари Ипшуина и Менуа ведут успешные войны с соседними племенами и расширяют пределы государства. Они прочно закрепляют за собой территорию между озёрами Ван и Урмия, завоёвывают области, прилегающие к южному берегу озера Урмия, и совершают завоевательные походы на север, в равнину реки Аракса. Менуа (810—781 гг. до н.э.) сообщает в своих надписях о покорении страны Урмии и о захвате города Шашилуни, расположенного к востоку от Евфрата. Урартские цари строят города, крепости, храмы, проводят каналы. Это обширное строительство отражает начавшийся расцвет страны Урарту. Ипшуина построил в 7 км от Вана храм, как об этом говорится в надписях на базах колонн, хранящихся в Музее Грузии. Менуа построил целый ряд укреплений на подступах к столице государства Тушпа, окончил постройку стен ванской крепости, соорудил мощные укрепления в северной части страны и построил знаменитый канал, который снабжал столицу питьевой водой. В 10 км от Вана была найдена надпись, хранящаяся в Музее Грузии, в которой упоминается о постройке дворца царём Менуа, сыном Ипшуины.

В первой половине VIII в. до н.э. Урарту при царях Аргишти и Сардури II достигает своего высшего расцвета. Урартские цари ведут целый ряд успешных войн, покоряют значительные области Закавказья, захватывают территории по среднему течению Евфрата и продвигаются в области Сирии. Особенно упорную борьбу ведут урартские цари с племенным союзом Мана, который находился в районе озера Урмия. Царям Урарту после длительных войн удаётся продвинуться к северу от Урмийского озера, завоевать часть страны Мана и даже построить там крепости для размещения своих гарнизонов. Менуа сообщает в своей надписи о покорении страны Мана и о сооружении крепости в завоёванной стране. В летописях Аргишти I и Сардури II говорится о частых походах в страну Мана, о захвате там многочисленных пленников и об угоне скота. Таким образом, Урарту становится не только соперником Ассирии в северной части Передней Азии, но на некоторое время даже становится здесь главной силой, оттесняя Ассирию на второе место. Урартский царь Аргишти (781—760 гг. до н.э.) выходит победителем из борьбы с Ассирией, разгромив ассирийского царя Ашшурдана. Аргишти расширяет северные пределы Урартского царства, завоёвывает страну Этиуни, расположенную в Закавказье, и переносит центр государства на север через Араке в Закавказье, в город Аргиштихинилп, который находился около современного селения Армавир. Урартские надписи этого времени были обнаружены как в этом районе, так и на территории Армянской ССР.

Судя по надписи, найденной на холме Арин-берд (около Еревана), Аргишти I построил здесь “мощную крепость”, назвав ее “городом Ирпуни”. Как показало археологическое обследование, крепость занимала территорию около 6 га. Возможно, что эта крепость имела не только военное, но и административное значение. В развалинах крепости были обнаружены большие водопроводные трубы из туфа, а в одном из помещений — остатки обвалившейся, некогда богато орнаментированной и ярко раскрашенной росписи стен. Имеются некоторые основания предполагать, что вокруг крепости располагались городские строения.

Сардури II (760—730 гг. до н.э.) продолжал победоносные походы своего отца Аргишти. О своих походах, совершённых им на протяжении восьми лет, он довольно подробно сообщает в своей летописи, текст которой был найден в Ване и опубликован в 1922 г. Судя по этой интересной летописи, Сардури II укрепил свою власть в Приурмийской области, совершал походы в страну Эрах, расположенную к северо-западу от озера Севан, ходил войной в Закавказье и даже в Северную Сирию и таким образом широко раздвинул пределы Урартского царства. Это время было временем расцвета не только политической, но и экономической мощи страны Урарту. Сардури II сообщает в своей надписи о завоевании богатых земледельческих, хорошо вспаханных областей, о захвате огромного количества скота, о доставке ценных металлов, золота, серебра, свинца и бронзы, наконец, о захвате большого количества пленников, обращённых в рабство. Другие надписи того же царя повествуют о строительной деятельности Сардури; о восстановлении храма, очевидно, около Армавира, о сооружении водопровода в том же районе и о восстановлении дворца. Всё это ясно указывает на то, что в эту эпоху урартская культура стала проникать в долину Аракса, завоёванную урартскими царями.

Однако усилившееся Урартское государство представляло большую угрозу даже для могущественной Ассирии. Урартские цари образовывали большие коалиции, в состав которых входили государства и племенные союзы Закавказья, Северной Сирии и восточной части Малой Азии. В лице урартов и других северных народов ассирийцы натолкнулись на опасных соперников, которые угрожали их торговым путям и границам их государства. Поэтому в середине VIII в. до н. э. Ассирия мобилизует свои силы против Урартского царства и его союзников. Тиглатпаласар III совершает два похода в Урарту и наносит серьёзные поражения урартским войскам.

Следующему урартскому царю, Русе I (730—714 гг. до н. э.) пришлось вести упорную борьбу за восстановление былой мощи Урартского царства и за полное покорение областей Закавказья. Поэтому Руса I строит в Нор-Баязетском районе ряд крепостей. Одновременно с этим Руса подавил мятеж внутри страны, который подняли, наместники пограничных областей, пытавшиеся образовать самостоятельные княжества, пользуясь ослаблением Урартского государства. Очевидно, в связи с этим старые административные центры урартов в Закавказье, как, например, Аргиштихинили, были заменены новыми. Несколько позднее, в VII в. до н.э., крупным административным центром урартов в Закавказье становится Тейшебаини, развалины которого были обнаружены на Кармир-Блуре, около Еревана.

В конце VIII в. до н.э. Ассирия снова усиливается. Саргону II в 714 г. до н.э. удаётся совершить успешный поход против Урарту и разгромить войска Русы. Однако ассирийцы не смогли окончательно подавить Урартское царство. Урартский народ ведёт мужественную борьбу против ассирийских завоевателей. Несмотря на то, что Саргон II разбил урартские войска, опустошил всю страну, захватил и разграбил богатый урартский город Мусасир, государство Урарту всё же сохранило свою самостоятельность. Больше того, сопротивление урартов было, возможно, одной из причин ослабления Ассирии, которая в 605 г. пала под ударами объединившихся врагов Ассирийского царства. Урарту сохраняло свою независимость и после падения Ассирии. Только в VI в. до н.э. Урарту теряет свою независимость и рушится под ударами мидян и кочевников-




Отправь другу или сохрани себе!
Похожие статьи: