Рубрики




Противогаз ПМК
История медицины. Продажа средств защиты на производстве.
1army.ru

Новые статьи




Вымирание американских гигантов ледникового периода
Происхождение человека


На утренней пробежке по прибрежному парку Ванкувера я увидел ворон, которые вытаскивали отбросы из дыры, проделанной в пакете с мусором. Это напомнило мне африканскую сцену: грифы, вырывающие внутренности из трупа бегемота. Крупнейший из грифов Африки - бородатый - обладает широким, мощным клювом, специально приспособленным к разрыванию кожи таких гигантов. Двенадцать тысяч лет назад здесь, в Северной Америке, кондоры-терраторны, некоторые виды которых достигали 5.5 метров в размахе крыльев, такими же могучими клювами вскрывали брюхо у трупов наземных ленивцев. Ленивцев размеров с бегемота. Слоны трех совершенно различных видов принимали пылевые ванны и валили деревья на пространстве от Новой Англии до Аризоны. Три вида гепардов охотились на стремительных вилорогов и уникальных американских длинноногих свиней, напоминающих антилопу. Не менее 5 видов других крупных кошек жили среди экстравагантной смеси разных видов верблюдов, лам, оленей, лошадей и бизонов. Если добавить к этому "ужасных волков", вооруженных самыми страшными челюстями среди всех собачьих, гигантских бобров размером с теленка и громадных броненосцев-глиптодонтов, а также самого могучего хищника среди млекопитающих всех времен – степного плоскомордого медведя, выходит, что Северная Америка содержала больше видов крупных животных, чем сама Африка, и выглядела, как супер-Серенгети сегодняшнего дня. Всего лишь 30 тысяч лет назад крупные животные обитали на всех участках земной суши, не покрытых льдом. В Европе жили гигантские большерогие олени, гигантские лисы, шерстистые носороги, мамонты, два вида пещерных медведей, саблезубые кошки и львы; в Австралии - сумчатые травоядные размером больше буйвола, дженьорнисы - родственники эму весом в 500 кг и гигантские наземные рептилии; на Мадагаскаре – гориллоподобные лемуры и громадные нелетающие эпиорнисы в три раза тяжелее страуса, в Новой Зеландии – знаменитые моа, самые высокие птицы всех времен. В Южной Америке же обитали такие создания, что их и вообразить трудно было бы, если бы не их останки. Это множество видов из отряда “чуждых” или Xenanthria – разнообразные броненосцы и глиптодонты ростом с молодого быка, с ног до головы покрытые костяной броней и вооруженные тяжелой шипастой булавой на конце хвоста, многочисленные виды наземных ленивцев, которые бродили на задних ногах среди редколесья и предгорных зарослей и не напоминали внешне никого на Земле, только самих себя. Правда размеры их кое-кого все же напоминали – слонов. Наконец – отряд “псевдокопытных” или Notoungulata – уникальные южноамериканские копытные млекопитающие. Они совершенно независимо приобрели свои собственные копыта и пропорции тела, поразительно напоминающие аналогии с других континентов. К моменту появления в Южной Америке человека там водились южноамериканские псевдо-бегемоты, всевдо-верблюды, даже псевдо-слоны. И эти звери были связаны со своими подобиями в лучшем случае лишь через древнейших предков-кондиляртров, когда и те и другие напоминали еще не лошадей или “псевдобегеботов”, а мелких собак с когтистыми лапами. В бассейне Амазонки жила крупнейшая бокошейная черепаха в мире с панцирем длиной более 2 метров. Затем, между 20 и 10 тысячами лет назад - как раз перед тем, как люди создали первые постоянные земледельческие поселения - таинственный спазм вымирания смел с лица Земли большинство видов этой "мегафауны" [наземные животные, масса тела которых превышает сорок килограмм, в группу включают рептилий, млекопитающих и птиц – прим. переводчика]. Тем не менее, крупные животные продолжали вымирать долгое время после основного кризиса: последний на Земле мамонт исчез с острова Врангели лишь 4 тысячи лет назад, когда были уже построены египетские пирамиды, а Новая Зеландия потеряла своих последних гигантских птиц моа только в Средние века. Ни одно из пяти массовых вымираний фауны, которое разрывало плавное течение жизни на нашей планете, ни один из множества более мелких кризисов не был сконцентрирован, на сколько мы можем судить, на крупных животных в такой избирательной манере. Массовое вымирание, уничтожившее динозавров в конце Мелового периода, привело к гибели, к примеру, и множество морских животных - аммонитов размером с копейку и микроскопических фораминифер. Вымирание крупных животных Ледникового периода вот уже более столетия ставит в тупик ученых. Уже в 1876 году Альфред Руссель Уоллес, параллельно с Дарвиным открывший эволюцию и естественный отбор, написал отрывок, который часто цитируется: “Мы живем в зоологически исправленном мире, из которого недавно исчезли все самые крупные, самые свирепые, самые причудливые формы; и этот мир, несомненно, гораздо более благоприятен для нас. Тем не менее такое внезапное вымирание множества крупных млекопитающих не в одном месте, но на половине земной поверхности является поразительным фактом, о котором едва ли кто-нибудь задумывался в достаточной мере”. Первоначально Уоллес думал, что вымирание было вызвано "колоссальными недавними физическими изменениями, известными как "Ледниковый период", однако позднее он изменил свое мнение, написав в 1911 году, когда ему шел 88 год: “…я убежден, что скорость вымирания такого количества крупных млекопитающих в действительности обусловлена посредничеством человека”. Ученые до сих пор, грубо говоря, делятся на сторонников двух теорий Уоллеса: одна группа предпочитает более раннюю, т. е. что климатические изменения уничтожили мегафауну, тогда как другая принимает более поздний взгляд: крупные животные были уничтожены при “посредничестве человека”. Так как этот спор продолжается и в конце ХХ века, будет справедливым признать: точка зрения, что "это сделали люди" становится все более вероятной. Для тех, кто разделяет мнение, что за исчезновение мегафауны несет ответственность человек, вымирание видов в наше время предстает просто как продолжение процесса, которые начался с вымирания шерстистого носорога, мамонта и наземного ленивца. И этот процесс вполне логично достиг кульминации в ХХ веке, когда на грань исчезновения человек поставил несколько видов самых больших представителей мегафауны Земли – китов. Сторонники теории вымирания, вызванного человеком, такие как Поль Мартин, Джеред Даймонд, Эдвард Вильсон и Тим Фланнери признают, что данная точка зрения еще не доказана в каждом отдельном случае исчезновения того или иного представителя мегафауны. Однако свидетельства в поддержку этого в целом настолько убедительны, что вся проблема превращается, говоря словами позднего Исаака Азимова, в “глупый повод для спора” – ответственность лежит на человеке. Даже если люди не выбили животных полностью в результате охот, в чем я полностью уверен, они постепенно захватили жизненное пространство. Крупные животные в таких условиях очень уязвимы. Они нуждаются в больших количествах пищи и, следовательно, в широких пространствах для ее поиска. Они относительно немногочисленны – это в лучшем случае. Они медленно растут и у них мало детенышей, которые рождаются через большие промежутки времени. Объяснение гибели мегафауны через деятельность человека говорит о том, что, например, первые люди, достигшие Австралии и обеих Америк, истребили больше видов млекопитающих и птиц, чем европейские колонисты, которые последовали за ними на эти континенты Существуют свидетельства о том, что такая революция действительно имела место. Между 50 и 30 тысячами лет назад - как раз перед главной волной вымирания крупных животных – возникла процветающая человеческая культура и технологии, которые Джеред Даймонд назвал "Великим скачком". Впервые в человеческой истории возникает искусство, включающее в себя резные барельефы, живопись и музыкальные инструменты. Одновременно появляются резец, шило, иглы, сети и рыболовные ловушки, жировые лампы, ножи в форме лезвия и наконечники копий. Северная и Южная Америки также были населены, как я уже упоминал, исключительно разнообразной мегафауной. Три типа слонов, о которых я говорил, включали в себя два отдельных вида мамонтов, мастодонтов и четвертый вид - южноамериканского гомпотерия. Мамонты были высокоразвитыми слонами, у которых в процессе эволюции появилась пластинчатая зубная эмаль, позволяющая пережевывать жесткие, богатые кремнием травы. В Северной Америке обитали карликовые мамонты, жившие на островах у побережья Калифорнии, более обычные евразийские или шерстистые мамонты (Mammuthus premigenius), а также несколько "аборигенных" типов, которые описываются как разнообразные формы собственно американского мамонта: мамонт джефферсона (Mammuthus jeffersoni), мамонт императорский (M. imperator), мамонт колумбийский (M. columbi) и мамонт меридиональный (M. meridionalis). Были ли все эти формы реальными отдельными биологическими видами или лишь подвидами одного вида не имеет большого значения для целей нашего исследования. Африканский слон также представляет собой комплекс различных "видов", включая "саванноговый" подвид Loxodonta africana africana, и "лесной" подвид Loxodonta africana cyclotes. [в настоящий момент признается существование только двух видов слонов - индийского и африканского, все вариации в рамках этих видов обладают только статусом подвида. - Прим. переводчика] Некоторые систематики выделяют западно-африканского карликового лесного слона в отдельный вид Loxodonta pumilo, но большинство считает его просто более мелкой формой "лесного" подвида африканского слона (Loxodonta africana cyclotes). Если уж в отношении хорошо известных ныне живущих видов человеческая классификация настолько произвольна, она может быть куда более нечеткой в отношении животных, известных только по полуокаменевшим останкам. Мы лишь должны заключить, что когда человек впервые появился в Северной Америке, там жила большая и очень разнообразная популяция мамонтов. Второе семейство слонов, жившее в Северной Америке - мастодонты - резко отличалось от мамонтов с их "высокотехнологичными" зубами со складчатой эмалью. Они имели относительно простые зубы с коническими вершинами, напоминавшими первооткрывателю этих животных женскую грудь, в результате чего животные и получили имя "мастодонтов" ["зубы-соски" - прим. переводчика]. Мастодонты пользовались своими "низкотехнологичными" зубами для пережевывания относительно мягких побегов, хвои и листвы деревьев. По этой причине американский мастодонт (Mammut americanus) - единственный вид семейства - был самым обычным видом слона на лесных пространствах восточных штатов США. Третья группа хоботных Нового Света, представлена "слоном" гомпотерием. Он обладал складчатыми зубами, занимавшими промежуточное положение между зубами мамонтов и мастодонтов. Подобно последним, группа гомпотериев была представлена в Америке 12 тысяч лет назад единственным видом - "стегомастодонтом" (stegomastodont cuvieronius). Вероятно, в тот момент, когда первые люди прибыли на территорию США, ареал гомпотерия был ограничен Южной Америкой, но в свое время он мог обитать и во Флориде. Так или иначе, довольно скоро это теплолюбивое животное повстречалось с людьми, уже в Южной Америке. Сообщалось, что останки убитого и расчлененного гомпотерия были найдены там в ассоциации, по крайней мере, с одним человеческим поселением. Предки этих американских слонов первоначально прибыли в Америку из своей азиатской родины по сухопутному коридору, который в последние два миллиона лет периодически соединял Чукотку с Аляской. Это был тот же самый "мост", который использовали люди, чтобы добраться до Америки. В наше время гепарды настолько прочно ассоциируются с Африкой и Азией, что нам может быть трудно представить их где-либо еще. Однако гепарды, чьими ближайшими родственниками являются пумы, первоначально были кошками Нового Света. Двенадцать тысяч лет назад в Америке, как я уже говорил, обитали не менее трех видов гепардов из рода Miracinonyx: M. trumanii, M. studeri и M. inexpectata. Гепарды из этого рода были больше похожи на обычных кошек, чем гепарды Старого Света из рода Acinonyx, у них были полностью втяжные когти и морда не была такой уплощенной, как у асинониксов. У нас есть непрямое, но вполне, впрочем, убедительное свидетельство, что микранониксы соперничали с гепардами Старого Света за звание быстрейших бегунов планеты: хотя вот уже 11 тысяч лет гепарды этого рода не охотятся за вилорогими антилопами Америки, единственный сохранившийся вид вилорогов до сих пор является одной из самых стремительных антилоп мира. Если бы в этом не было насущной потребности, эволюция никогда бы не привела к такому колоссальному вложению ресурсов в скелетно-мускульные структуры и системы кровообращения и дыхания этой небольшой антилопы, которое необходимо для подобной скорости. Другими крупными кошачьими Северной Америки в этот период были львы, ягуары, пумы и два вида саблезубых кошек: массовый вид - смилодон (Smilodon fatalis) и более мелкий, довольно редкий гомотерий (Homotherium serum) или "американская кинжалозубая кошка". Однако не эти кошачьи были самыми жуткими хищниками эпохи: гигантский короткомордый медведь Arctodus simus, который был гораздо больше своего отдаленного родственника - бурого медведя, и располагал длинными ногами, приспособленными к длительной погоне в открытых прериях, где от него не было спасения, вот он был куда более могучим, чем любой из современных ему видов хищников. "Ужасный" стало истертым словом в конце 20 века, но именно оно больше всего подходит этому зверю… Вместе с гепардами и гигантским медведем в категорию бегающих охотников входили собаки. Серые волки - крупнейшие из псовых сегодняшней Америки, однако в Плейстоцене они, также как “дикие собаки” – красные волки, которые сегодня живут только в Азии, занимали на континенте положение лишь средних по размерам зверей. Крупнейшим же был "зловещий" или "жуткий волк" - Aenocyon (Canis) dirus, а самым мелким, как и сегодня, был койот.[] Все эти хищники жили за счет гигантского сообщества крупных травоядных. Все сохранившиеся по сей день виды, такие как олень-вапити, американский лось, северный олень, белохвостый и чернохвостый олени, овцебык, бизон, а также дикие бараны и козы, тогда, конечно тоже присутствовали. Однако в плейстоцене в Северной Америке жили вдобавок еще два вида бизонов; два других вида оленей среднего размера, а также эндемичный представитель семейства оленей – Cervalces – который напоминал нечто среднее между современным европейским лосем и благородным оленем огромных размеров; целый набор различных вилорогих, "спиралерогих" и "четырех-рогих" антилоп; лесной овцебык; "кустарниковый" бык, козообразный бык и вымерший горный баран. По лесам и степям Америки вместе с этими жвачными животными бродили шесть (!) видов верблюдов и несколько видов обыкновенных и длинноногих лам. Самыми обычными животными среднего размера в Северной Америке были американские свиньи или пекари, представленные несколькими видами, включая двух длинноногих, похожих на антилопу, степных пекари, у которых сегодня просто нет эквивалентов. Как минимум, четыре вида лошадей (а реально, скорее всего, гораздо больше, причем не только настоящих лошадей, но и полуослов – куланов, зеброобразных форм и других, совершенно уникальных представителей лошадиных, которым нет аналогов в сегодняшнем мире) жили в Северной Америке, когда там появились предки современных индейцев, однако из-за того, что до сих пор не найдено ни одного художественного изображения их, мы не знаем, были ли на шкуре этих американских лошадей или зебр какие-либо пятна или полосы. (Лошади, которых индейцы использовали позднее, были потомками животных, привезенных испанцами из Европы. Благодаря этому импорту, лошади завершили свое путешествие вокруг земного шара и вернулись на свою родину, континент, где они впервые появились.) Тапир, обычное животное плейстоценовой Северной Америки, представлял собой грубый эквивалент африканского гиппопотама. Однако настоящими аналогиями громадных толстокожих Африки, носорогов и бегемотов, были наземные ленивцы. Наземные ленивцы эволюционировали в олигоцене, 35 - 30 млн. лет назад, от предков, которые, подобные ленивцам сегодняшнего дня, жили на деревьях в тропической Америке. Некоторые роды наземных ленивцев ходили на боковых краях ступней, другие, подобно представителям рода "гигантских когтей" (Megalonyx), наступали на всю стопу. Они варьировали в размерах от карликовых видов с карибских островов до североамериканских животных размером с буйвола и, наконец, вплоть до гигантов из Патагонии, принадлежавших к родам еремотериев (Eremotherium) и мегатериев (Megatherium). Последние превосходили по размерам носорога. Рядом с этими гигантами, по берегам рек жили гигантские бобры размером с медведя и глиптодонты, напоминавшие броненосца весом в тонну. Когда 73 % североамериканских и 80 % южноамериканских видов млекопитающих [только вдумайтесь в эти цифры], весящих более 100 кг, исчезли от 12 до 9 тысяч лет назад, за ними последовали по крайней мере 10 родов [не видов, а целых родов] птиц из группы хищников/падальщиков. Среди них были американские версии африканского аиста-марабу, несколько крупных видов американских "грифов", большой кондор Breagyps, длинноногая американская "птица-секретарь" Wetmoregyps, и несколько видов семейства тераторнисов (Teratorthidea), крупнейший из которых, метко названный "тераторнис невероятный" (Terratornis incredibilis), достигал более 5 метров в размахе крыльев. Оуэн-Смит (который верит, что американская мегафауна была истреблена в результате охот человека) утверждает, что людям, таким образом, не нужно было уничтожать всех до последнего кондоров, всех верблюдов и всех пекари. Устранение ключевых растительноядных животных, таких как наземные ленивцы, гомпотерии, мастодонты и мамонты, могло быть достаточным, чтобы вызвать экологическую деградацию, вышедшую далеко за пределы потери самих краеугольных видов.




Отправь другу или сохрани себе!
Похожие статьи: