Рубрики




Общайся в группе





Новые статьи



Столетие страха
Предсказания и предсказатели


Очень жаль, но в подавляющем большинстве случаев стихотворные переводы Нострадамуса никуда не годятся, настолько погоня за рифмой и ритмом искажает их и без того туманный смысл. Не зря ведь сам Нострадамус писал об этом: «Для того, кто имеет большую потребность остаться с носом, рифма будет так же очевидна, как непонятен смысл». Исключения составляют только лишь те катрены, где нет фактов, но есть эмоции и чувства. Таким образом, катрен о «зловещем столетии», в котором, по словам провидца, мало кто бы захотел жить, превратился у переводчика Завалишина в следующее четверостишье: Мне горько сказать, что жестокие эры Опять завладеют мятежной землей, И рабская будет царить атмосфера Под маской любви и свободы большой.

Номер же этого катрена говорит сам за себя — 2.10 — чем не «дву-десятый», то есть наш двадцатый век с его войнами, жестокими или равнодушными политиканами, ложью, возведенной в ранг высокого искусства дипломатии? И тот, кто думает, что вот сегодня, после крушения коммунизма, наступила наконец-то долгожданная свобода, пусть этот человек попробует хотя бы просто приехать в Москву и погулять по ее гостеприимным улицам без прописки — еще никогда в истории человек не платил за то, чтобы просто ходить по своей родной земле! Но мы опять отвлеклись. Давайте наконец вернемся к нашей хронологии.

Итак, третья группа дат дает нам 1894 год. В этот год ничего сверхважного не случилось, правда, именно тогда взошел на трон последний русский император Николай II, а через 4 года (в 4 году правления?) была образована социал-демократическая партия России, сыгравшая в XX веке самую значительную роль. Кроме того, этот год многие исследователи считают годом окончательного крушения идеалов Французской революции, поскольку именно тогда во всех бедах начали обвинять евреев и начались громкие антисемитские процессы. Это несколько перекликается с комментарием Нострадамуса — «рубеж между исходом детей Израиля и возведением храма».

Однако, эту дату мы не будем рассматривать как попадание Нострадамуса, что, несомненно, было бы натяжкой, тем более что этот год у нас обозначен «флажком» (см. предыдущую главу). Он вполне может использоваться в другой хронологии или же и вовсе быть просто промежуточной датой. Дальше идет уже нечто более интригующее:

1938 год и 1945-й. Интересно, что этот период времени у Нострадамуса никак не определен. Так себе, просто «межвременье». Ну и что? Да ничего особенного, просто чуть ниже в тексте «Послания Генриху» речь идет именно о некоем «межвременье». Вот эти строки:

«В период межвременья возникнет чудовищная эпидемия, которая затронет две трети человечества. Это бедствие окажется настолько страшным, что нельзя будет более узнать полей и домов, а на улицах вырастет трава до колен».

Ранее этот абзац все воспринимали как повествование об эпидемии некоего вируса, но разве мы сами не называли фашизм «коричневой чумой»? Нам могут возразить, что фашизм возник значительно раньше 1938 года. Ну и что? Первые репрессии фюрера начались именно в этом году! Именно тогда произошел аншлюс с Австрией и аннексия Чехословакии! А вот еще один абзац из «Послания Генриху»: «В этот период можно будет оказаться свидетелями того, как при содействии сил Севера Великая Византия объединится с лигурийцами...».

Лигурийцы — не исключено, что здесь имеется в виду Германия в союзе с фашистской Италией, а вот под Византией может подразумеваться как союзническая Гитлеру Турция, так и православная (византийская) Россия. Тем более что такое объединение России с Германией действительно имело место быть. Впрочем, такие мелкие подробности не так уж важны, тем более, что сделать однозначные выводы по этим туманным строчкам невозможно. Главное же здесь в том, что даты второй мировой, как и годы, когда «коричневая чума» поглотила две трети мира, совпали в точности! Год в год, а если подсчитать месяцы, то получается чуть ли не день в день! Интересно также проследить эту тему в отдельных катренах Нострадамуса:

Когда монархи примирятся, Множество людей обречено. Но один из них будет так уязвлен, Что не будут сплоченными, начнут войну. (Центурия 2, катрен 38)

В 1939 году Сталин и Гитлер, а вернее, их министры Молотов и Риббентроп, действительно подписали небезызвестный пакт, поделив между собой страны, лежащие между Германией и Советским Союзом.

Великая империя вскоре опустошена И перенесена к Арденнскому лесу. Два ублюдка низложены старейшим Аэнобарб правит человек с ястребиным носом. (Центурия 5, катрен 45)

Может быть, нос Сталина-Джугашвили и не был таким уж ястребиным, как это бывает на Кавказе, но все же и он был лицом кавказской национальности. Дальше — больше:

Он соберет в Великую Германию Брабант, Фландрию, Гент, Брюгге, Болонь. Притворный договор, великий герцог Армении Захватит Вену и Кельн. (Центурия 5, катрен 94)

По некоторым данным, во времена Нострадамуса Кельном иногда называли Берлин. Еще одно прямое попадание, и, как мы теперь видим, дата 1945 года получилась у Нострадамуса далеко не случайно! Нет, это всего лишь одна из дат в длинной цепочке, к которой мы еще вернемся чуть ниже. Небезынтересно также и то, что грузина Сталина смело можно называть армянским герцогом, ведь значительную часть времени Грузия была частью Великой Армении. И не менее любопытно то, как называется правитель Германии того времени: иногда Нострадамус величает его «Барб», явно намекая на сходство с древним германским императором Барбароссой, а заодно, может, на роковой для Гитлера план «операции Барбаросса»; в иных местах он назван по месту своего рождения, в честь реки Дунай, для обозначения которой пророк специально использует ее древнее название — Гистер (Hister). Всего одна буква отделяет это написание от псевдонима Шикльгрубера — Гитлер. Опять случайность?

Похожие статьи: