Рубрики




Натяжные потолки Ижевск цены
Натяжные потолки. Расчет стоимости потолка. Бесшовные натяжные потолки
браво18.рф
Здесь
Уборка помещений
клининговая1.рф

Новые статьи



электронная подпись для физических лиц госуслуги
strateg29.ru

Опыты по обнаружению телепатии
Телекинез и Телепатия


О первых опытах по телепатии рассказывает бывший сотрудник "ящика номер 241" врач Кирилл Леонтович.

УНИКАЛЬНЫЙ для советских времен проект в середине 60-х годов осуществил академик Иосиф Эйдейман. Его единственная в СССР секретная лаборатория попыталась научно доказать существование телепатии: сообщения об исследованиях "чтения мыслей" за рубежом уже появились. По инициативе Министерства обороны на улице Нижегородской был создан секретный "ящик N 241". Научным руководителем проекта был назначен академик Иосиф Эйдейман, а его заместителем - профессор Дмитрий Мирза. Врача-психиатра Московской скорой помощи Кирилла Леонтовича, тогда молодого и тщеславного выпускника медицинского института, пригласили работать в этой строго засекреченной лаборатории.

"Мне исполнилось 28 лет, - вспоминает Леонтович. - И телепатия меня очень интересовала. Во-первых, как профессионала: по моей гипотезе, первопричиной шизофрении является отсутствие телепатических "чувств" у пациентов. Во-вторых, по причинам семейным".

Еще будучи ребенком, будущий психиатр наблюдал за странными экспериментами своего деда, академика-физиолога Александра Леонтовича, который вместе с Бехтеревым и Дуровым целыми днями возился с собаками в дуровском Уголке, ковыряясь в каких-то проводах. Результатом исследований стало несколько статей: "могучая кучка", понаблюдав странные случаи, когда собаки читали мысли людей, искала телепатию. Внук академика решил продолжить дело деда и попытался найти записи опытов в архиве дуровского Уголка. Но в науке царил грозный Лысенко, и дрессировщики искать записи не решились. Кирилл был близок к отчаянию. И тут раздался звонок...

"Я просто не верил счастью, - рассказывает врач. - Меня пригласил Мирза и предложил работать над темой, которая давно была моим наваждением. Молил Бога, чтоб в КГБ не забраковали мою кандидатуру: брат моей жены родился в США. И, все-таки, я был утвержден".

Сначала 12 сотрудников проекта -математики, физиологи, физики, врачи - долго "притирались" друг к другу. "Атмосферу оживлял кипучей энергией лишь наш куратор из КГБ Бубенин, - вспоминает Леонтович. - Он вечно убеждал нас быть настороже. Однажды устроил разнос. "Не успели начать работать, - кричал он, - а на КГБ обрушился вал звонков от сотен шизофреников, требующих прекратить воздействие засекреченных телепатов!" Он не знал, что такие звонки шли постоянно...

Одна часть группы работала с животными, другая, в состав которой входил Леонтович (он проводил психиатрическое освидетельствование испытуемого), - с людьми. Скоро лаборатория стала походить на Мекку для "странных" людей со всего Союза.

Дальнейшее было больше похоже не научный эксперимент, а на юмористический спектакль. "Наши опыты были похожи на игру "Кто кого перехитрит", - рассказывает Кирилл Федорович. - К примеру, к нам прибыла тетка, которая прославилась способностью читать пальцами. Когда мы увидели ее чудеса, нам сразу стало скучно. "Эх, милая, - говорим мы ей. - Зачем вы все время прическу-то поправляете, вон она какая у вас пышная?! Повязочка-то на глазах из-за этого сползает, а так и любой прочитать может!"

В Москву приехал знаменитый телепат из Харькова Владимир Рудь. Он оказался твердым орешком для всей советской науки. Харьковский университет после серии опытов признал в нем настоящего телепата, и это сделало Владимира очень популярным. Но украинскому телепату захотелось покорить Москву. Здесь он потребовал официальную справку из Академии наук о своих способностях. В то время ученый мир Москвы делился на сторонников и противников телепатии. Лидер противников профессор Китайгородский лично явился на эксперимент. Опыт проходил в Институте проблем передачи информации в Кунцеве. Оппоненты Китайгородского перед началом испытаний ехидно поинтересовались у ученого, изменит ли он свои убеждения при успехе эксперимента. "Успеха не может быть, -изрек профессор. - Но если он докажет, то, конечно. Я все-таки ученый...".

Бедный профессор Китайгородский! Рудь называл вещи, находящиеся в другой комнате, легко и свободно. Результат оказался ошеломляющим - телепат правильно распознал 90 процентов заявленных предметов. Руководитель эксперимента, сотрудник института Михаил Смирнов, тут же поехал в лабораторию Леонтовича и умолял специалистов избавить его от этого фокусника. "Мне же придется выдать ему справку от целой Академии наук! - заламывал руки бедный Смирнов.

Лаборатория занялась украинским выскочкой. "У нас главным специалистом по разоблачениям считался мой друг друг Витя Ляхов, - вспоминает Кирилл Федорович. - Он дотошно исследовал экспериментальную комнату и за обоями обнаружил просверленную дырку, которая выходила в зал с предметами в аккурат под календарь с изображением Владимира Ильича. В календаре булавкой было проделано микроотверстие... Сотрудники спецлаборатории решили устроить шарлатану решающее испытание. Его отвезли в специальный бункер в подвале старого купеческого дома на Большой Коммунистической, в котором Леонтович оборудовал комнаты со звуконепроницаемыми стенами. Между камерой и экспериментальным залом соорудили засыпную стену толщиной в три метра. Начали эксперимент. Мстительный Ляхов соорудил наблюдательное окошко и стал наблюдать за работой Рудя ("парапсихолог" требовал, чтобы во время эксперимента он был в комнате один, а предметы находились в смежном помещении). Рудь спокойно расположился в камере. И тут мы услышали хохот Ляхова: "Братцы! - кричал он. - Рудь стенку сверлит! Нашу трехметровую!".

"Только раз мы столкнулись с проявлением чего-то необъяснимого, - рассказывает Леонтович. - Но Ляхов, как всегда, все испортил и умудрился это объяснить. Привезли к нам старушку из Таганрога. Бабулька имела способность лечить многие болезни пассами вокруг головы. Целительница сняла головные и желудочные боли у всей нашей лаборатории, но все-таки была "забракована". Ляхов доказал, что бабушка лечит микромассажем, легко дотрагиваясь до кончиков волос".

Эксперименты с животными проходили не так весело, но более продуктивно. Группа ученых-физиологов завершила свои работы над полирегистратором (русский аналог детектора лжи) и приступила к опытам над кроликами. "Это была наша последняя надежда, - вздыхает Кирилл Федорович. - Тогда руководство проекта уже не верило в успех, и результаты эксперимента должны были поставить точку в работе лаборатории. Увы, кролики нас не спасли..."

Экспериментаторы отталкивались от рассказов работников зооферм, которые утверждали: если новорожденных крольчат бить током даже за сотню километров от крольчихи, та начинает беспокоиться. Группа N 2 приступила к опытам. Крольчиху в клетке облепили датчиками, крольчат отвезли в Тулу для истязания. "Я уже не помню, сколько мы отправили на тот свет бедных животных, - качает головой врач-психиатр, - но результат был нулевой. Всем было ясно, что это - конец".

Работа в лаборатории продолжалась по инерции еще некоторое время. Разочаровавшийся в идее Леонтович стал безбожно нарушать дисциплину и устраивал в спецбункере вместе с диссидентствующими друзьями вечера - пели песни Окуджавы, пили вино, ругали советскую власть. Когда все обнаружилось, КГБ был в бешенстве. Мирза вызвал к себе Леонтовича и мрачно проговорил: "Кирилл, ты сошел с ума! Пиши заявление подобру-поздорову!"

НО МОМЕНТ истины для Кирилла Федоровича настал лишь через год. Уходя из родной лаборатории, Леонтович переживал: а вдруг у ребят получится именно в его отсутствие? И однажды вечером, выгуливая собаку, он познакомился во дворе с интересным человеком - оказывается, в соседнем доме жил старый дрессировщик, много лет проработавший в Уголке Дурова. Судьба выкинула очередную шутку. Новый знакомый рассказал врачу о своем дьявольском розыгрыше - именно этот веселый человек и прекрасный фокусник заставил трех советских академиков всерьез поверить в телепатические способности собак. Дрессировщик смог обмануть даже Дурова, подавая сигналы животным нетрадиционными способами (обычно это делают тихими пощелкиваниями пальцев или постукиваниями ног). Шутник, вспоминая розыгрыш, заразительно cмеялся, а Леонтович, наоборот, мрачнел. "Вот так я отдал 5 лет жизни из-за одной глупой шутки, - говорит Кирилл Федорович. - Но я не жалею. Это было прекрасное время научных романтических грез..."

Похожие статьи: