Новые статьи




Современная психодиагностика
Психоанализ и Психодиагностика


С того, уже достаточно отдаленного от нас времени, когда Генри Мюррей (1935) заявил о том, что принцип проекции может быть положен в основу создания диагностической процедуры и блестяще доказал это в созданном им тесте тематической апперцепции, проективные методики исследования личности являются предметом острых, непрекращающихся дискуссий. Теории разработки и практика применения проективных методик сегодня представляют собой уникальную область психологической науки, уже давно вышедшую за пределы собственно оценки и диагностики личности.

Пожалуй, ни в чем так ярко не раскрываются проблемы проективной психологии как в дискуссиях, в которые вовлекаются психологи, принадлежащие к разным психологическим школам и направлениям. Об этих дискуссиях я писал и ранее, однако, время не стоит на месте, а проективные методики, проективный подход к диагностике личности по-прежнему занимает умы многих исследователей.

Прошедшее недавно в США на страницах журнала «Psychological Science in the Public Interest» (имеющего значительно более широкий круг читателей, нежели специализированные издания) обсуждение научного статуса проективных методик вновь продемонстрировало, что противостояние между противниками и сторонниками проективного подхода не только сохраняется, но и укрепляется. На этот раз предметом обсуждения были три основных, наиболее известных и часто (см. напр.Watkins и др., 1995) используемых в клинике методик: тест Роршаха, тест тематической апперцепции (ТАТ) и рисунок фигуры человека. Заметим, что в одном из сравнительно недавних обзоров учебных программ по клинической психологии для студентов и аспирантов американских вузов, подготовленном Piotrowski и Zalewski (1993), уделяется большое внимание обучению психологическому тестированию именно с этими методиками, которые, к тому же, наиболее часто применяются молодыми специалистами (Piotrowski и Belter, 1999). Здесь уместно напомнить и о том, что методика Роршаха в 90-е годы прошлого века в многочисленных западных рейтингах устойчиво занимала первое место по популярности. Sutherland (1992) сообщает примерно о 6шести миллионах исследований в год с этой методикой! Однако вернемся к дискуссии.

В статье Lilienfeld, Wood и Garb (2000) анализируются современные данные, касающиеся норм, надежности, валидности (в частности инкрементной) этих тестов, наконец, эффективности в решении клинических задач. Выводы неутешительны.

Анализ исследований с тестом Роршаха, на чем остановимся более подробно, показывает, что имеющиеся нормативные данные вызывают сомнения, причем, как для взрослых, так и для детей. Отмечается, что при опоре на эти нормативы, большинство взрослых нормальных людей могут быть признаны «слишком патологичными». Наличие таких «норм» может вредить клиентам и противоречит этическим принципам психологов. Указывается на почти полное отсутствие норм для разных расовых и культурных групп США. Вывод – недостаточность имеющихся нормативных данных. При оценке надежности высказывается мнение о том, приблизительно половина роршаховских показателей соответствует уровню, достаточному для решения клинико-диагностических задач. Ретестовая надежность признается как открытая проблема, поскольку авторы, как они пишут, не смогли найти методологически строгих исследований. При характеристике валидности теста предлагается считать, что «некоторые показатели Роршаха могут обладать умеренной валидностью», но в целом валидность ниже, чем у WAIS и MMPI. Авторы также ссылаются на исследования, говорящие о том, что отсутствуют хрестоматийные для психологов связи между «цветовыми ответами» и эмоциональной экспрессией, между «кинестетическими ответами» и интенсивностью внутренней жизни индивидуума и т.д. (Frank, 1993, 1994, 1997). Инкрементная валидность многих показателей теста также невысока. Таким образом, научный статус теста Роршаха (рассматривались только исследования, выполненные по наиболее популярной в США и ряде стран Западной Европы системе обработки данных, предложенной Exner) «кажется менее чем убедительным».

Не менее подвержен критике ТАТ, значительное число показателей которого «опытным путем не подтверждаются». Относительно теста рисования человеческой фигуры, данные о валидности признаются полностью неудовлетворительными. Помимо обзора последних исследований, связанных с вышеуказанными проективными техниками, авторы сообщают результаты исследования по обнаружению с помощью этих диагностических инструментов факта сексуального насилия по отношению к детям. Тест Роршаха оказался неспособным справиться с решением такой задачи, проективный рисунок и ТАТ оказались более эффективными, но, тем не менее, и они не оправдали себя как инструменты для выявления у детей ранее происшедшего сексуального насилия.

В ответ на статью о научном статусе проективных техник появилась публикация Woike и McAdams (2001), в которой подчеркиваются важная роль ТАТ для обнаружения скрытых мотивов и высокая конструктная валидность этого теста. Нетрудно догадаться о содержании ответа на замечания Woike и McAdams. Конечно же, находятся литературные данные, которые противоречат тем, на которые ссылаются вступившие в дискуссию исследователи. Очевидно, нет необходимости говорить далее о подобных дискуссиях. Совершенно ясно, что веские аргументы найдутся как у сторонников, так и противников проективных техник.

Основной причиной тянущихся уже не одно десятилетие споров является столкновение двух позиций в разработке и применение психологических тестов: психометрической и проективной. С точки зрения первой (объективной) тест должен соответствовать хорошо известным психометрическим требованиям, выражаемым, прежде всего, в понятиях надежности и валидности. Это вполне понятно, поскольку мы должны знать, что измеряем с помощью того или иного теста и насколько устойчивы полученные результаты. В проективных техниках (проективная методология) вопрос об их психометрических свойствах не может быть поставлен точно так же, как, скажем в тестах интеллекта. Обнаруживаемая в огромном количестве исследований низкая психометрическая надежность и валидность этих тестов чаще всего служит подтверждением неадекватности используемых статистических процедур и сложности (а порой и невозможности) обнаружения внешних критериев диагностируемых (оцениваемых) параметров. Подтверждением тому являются не менее многочисленные работы, в которых подтверждается высокая надежность и валидность отдельных показателей. Однако использование отдельных показателей в работе с проективными техниками, несмотря на их надежность и валидность, резко снижает диагностическую силу, изначально заложенную в проективном подходе к диагностике личности.




Отправь другу или сохрани себе!
Похожие статьи: