Новые статьи




Некоторые особенности экономики Древнего Востока
Древний восток


Главные отрасли, в которые вкладывается человеческий труд на лревнем Востоке - это сельское хозяйство и строительство (монументальное, ирригационное и т.д.). Экономика в основе своей натуральна, поскольку каждая деревня в состоянии обеспечить себя всем необходимым, а на большее у нее все равно не хватит средств. Это не значит, конечно, что никто ничего не продает и не покупает. Это значит лишь, что в обществе обычно очень мало людей, которые сделали бы частную торговлю единственным источником своего существования, жили бы за счет купли-продажи, т.е. очень мало профессиональных торговых посредников - частных купцов. Единственным серьезным исключением здесь могла бы стать внешняя торговля: ресурсы и технологические традиции разных стран были и в самом деле достаточно различны, чтобы обеспечить экономическую «разность потенциалов», необходимую для налаживания постоянной торговли. Однако внешняя торговля - дело очень сложное рискованное, и как правило, она будет осуществляться под патронажем государства (или в основном им самим). Таким образом, условий для формирования крупной чисто частной торговли в большинстве случаев не окажется вновь.

Почти никто не работает на «свободную продажу». Даже среди ремесленников типичная фигура - это человек, работающий либо на постоянный заказ, либо принудительно (в последнем случае он живет в основном на выданное ему хозяином - обычно государственным учреждением или общиной - обеспечение). Соответственно, общества древнего Востока почти не знают нормального денежного обращения (монеты). Основная форма развития товарно-денежных отношений - ростовщичество.

Почему, если современное государство намерено выкопать канал, оно предпочитает нанимать работников, а древнее государство неизменно прибегало в таких случаях к использованию принудительного (повинностного) труда? Дело в том, что технологически неразвитая экономика не производит почти ничего среднего между продуктами повседневной необходимости (которые произвести может любой неквалифицированный работник), либо предметами роскоши. Какой заработной платой могло бы соблазнить государство наемного работника на тяжелой ирригационной работе? Стандартный паек он легче и быстрее выработает на собственном участке. Предметов роскоши на всех попросту не хватит. В итоге остается лишь мобилизовать работников по повинности.

В результате на древнем Востоке наем, продажа трудовой силы обычно считалась катастрофой, великим горем для наемного работника. В самом деле, он не получал ничего такого от нанимателя, чего не мог бы выработать сам на собственном участке, не исполняя ничьих приказов и работая на себя и семью. Ясно, что в найм в этих условиях шли только наиболее обездоленные, потерявшие такой участок или никогда не имевшие его. Отсюда ясна и репутация наемного труда в глазах общества и его членов.

Главная ценность и главное богатство на древнем Востоке - это земля и собственный дом (т.е. жилище и хозяйство).

Ирригационное земледелие не было основой экономики древнего Востока в целом. На ирригации строилось земледелие только в долинах великих рек, где размещалось меньшинство древневосточных государств (хотя именно это меньшинство до конца II тыс. и внедрения железа составляло «золотой миллиард» древнего Востока).

Производство древности так примитивно, что основные трудности представляет собой не его техническая сторона, а организация труда и перераспределение ресурсов и продуктов - т.е. те сферы жизни общества, которые регулирует государство в меру своей политической власти. Именно в этом причина так называемого «примата политики над экономикой» в древности.

По той же причине любая древневосточная экономика строилась не на соотношении отраслей, всюду более или менее постоянным, а на соотношении выявленных И.М.Дьяконовым экономических секторов: (а) государственного сектора; (б) частно-общинного сектора мелких хозяев; и, наконец, (в) сектора крупных частных или получастных владений, образующегося за счет первых двух.

Для любого древнего общества самым болезненным социально-экономическим вопросом был баланс частной и государственной эксплуатации. Дело в том, что всякая эксплуатация может быть «социально полезна» только в той мере, в какой изъятый с ее помощью продукт вкладывается затем в торговлю, производство, политическое и культурное обеспечение социума - т.е. в сферы жизни, полезные в конечном счете для всего общества. В обществах древности, с неразвитым обменом и доминированием натурального хозяйства, богатство частного лица либо «проедалось», либо омертвлялось в виде сокровища, либо умножало само себя ростовщическим путем, но почти никогда не вкладывалось в общественно-полезные процессы (единственным серьезным, но малым по масштабам исключением была внешняя торговля). Добывалось же частное богатство, как правило, путем успешного использования имущественного неравенства, втягиванием в долговую кабалу и концентрацией земли, т.е. чисто паразитическими формами эксплуатации. Государственная эксплуатация, напротив, обеспечивала функционирование необходимых всем институтов. Таким образом, для неразвитого промышленно общества древности частная эксплуатация была в больших масштабах всегда вредна, государственная же могла быть весьма полезна (в зависимости, правда, от доли продукта, взыскиваемого государством), а в определенных размерах - всегда необходима. Поэтому жизнь многих обществ древнего Востока колебалась от разрушительного усиления частной собственности и частной эксплуатации (приводивших к разорению и порабощению огромной массы лиц) к их государственному ограничению и укреплению государственного сектора в экономике. Два процесса - выделение крупных собственников внутри общин и неуклонное стремление служилых людей к приватизации находящихся в их распоряжении или выданных им в обеспечение государственных фондов - постоянно угрожали социуму и в пределе грозили превратить его в скопище неуправляемых крупных частных собственников, вроде «сильных домов» Китая, поставивших в зависимость от себя огромную массу обездоленных и неподконтрольных каким бы то ни было общим для социума в целом структурам. С другой стороны, государство-эксплуататор могло само превращаться в фактического паразита, истощая общество чрезмерными податями и повинностями и тратя их на амбициозные, но не нужные никому, кроме властной верхушки, военные и строительные предприятия, либо на содержание неимоверного государственного аппарата, в подавляющей своей части опять-таки ненужного никому, кроме самого себя. В целом, однако, подобное использование мощи государства на древнем Востоке было скорее исключением, чем правилом (хотя такие исключения - например, Новоассирийская держава и Китай - были столь масштабны, что часто производили на исследователя впечатление нормы)




Отправь другу или сохрани себе!
Похожие статьи: